сов-падение
Котангу всегда на своем месте. Все места принадлежат котангу.
***
Первое время я постоянно была напряжена при общении с ним. Настороженно следила за его действиями, взвешивала каждое слово. Боялась, что наше общение перейдет какую-то условную, но очень важную грань, боялась очередных признаний и необходимости на них как-то реагировать.
Но, по прошествии пары месяцев, я поняла, что беспокоилась зря. Армир сдержал свое обещание и не пытался никак давить или воздействовать на меня. Он не делал вид, что ничего не произошло, но мы смогли остаться друзьями и все, что было, если и повлияло, то только в лучшую сторону. Я все еще знала, что Армир работает над вещами, о которых мне лучше не знать, но с каждым днем оно тревожило меня все меньше, становясь данностью, над которой я уже не задумывалась. Напряжение схлынуло, мы стали ближе, у нас всегда было о чем поговорить. Армир понемногу учил меня искусству травника, мы вместе варили простенькие лечебные зелья, собирали травы, он готовил для меня мудреные отвары, помогавшие мне переносить разные неприятности и болезни, в том числе в моем мире.
Наши отношения мы все еще старались не афишировать, почти не показываясь вдвоем в людных местах. И, тем не менее, я все также приходила вечерами к нему в дом и нередко оставалась до утра, а то и на несколько дней, если мы занимались каким-либо долгим и сложным отваром.
Спала я, как и раньше, на его кровати, пока он работал (никому из нас почему-то так и не пришло в голову организовать еще одно спальное место), и, не считая тех двух месяцев, совершенно спокойно заворачивалась в одеяло и засыпала, ничего не боясь. Гостей у него никогда не было, почти никто не тревожил покой этого дома стуком в дверь, разве что иногда приходили посыльные от Элронда, но эльф всегда разговаривал с ними снаружи, не пуская их в дом. Думаю, это полностью устраивало обе стороны, вряд ли эльфам очень хотелось оказаться наедине с темным магом, да еще и в его вотчине. Земная поговорка, что «дома и стены помогают», кажется, полностью соответствовала этому жилищу. Например, я обнаружила, что здесь до меня не мог дотянуться, даже мысленно, никто из других миров. По-видимому, силы Армира хватало, чтобы полноценно обезопасить этот дом от всего, что могло помешать его уединению.
Реальный мир в тот период доставлял мне немало проблем и огорчений, и не знаю, как бы я справлялась с ними, если бы не мои постоянные визиты в Средиземье. Все остальные свои странствия я давно забросила, на них не оставалось ни времени, ни, честно говоря, сил. Только благодаря Армиру и Гендальфу я не теряла связи с мирами, только общение с ними и осознание того, что меня помнят и ждут, не давало моей неприглядной реальности полностью поглотить меня раз и навсегда. Но после Средиземья я каждый раз возвращалась обратно если не с новыми силами, то хотя бы с их запасом, достаточным, чтобы прожить еще несколько дней в Арде и не впасть в уныние. Просто потому, мое призрачное существование в этом мире делало меня счастливой.
В ту пору для меня не было ни одного места, которое я могла бы назвать своим. Мой истинный дом был слишком далек и недоступен, Арда являла собой холодное и враждебное место. И только у Армира, склоняясь над очередным свитком или отваром, я чувствовала себя спокойно и в безопасности. Дом эльфа сумел стать для меня самым надежным убежищем во всех известных мне мирах.
***
- О чем ты так задумалась? – обратился ко мне Гендальф, видя, что я уже минут двадцать напряженно вглядываюсь в текст книги о Войне кольца, не видя букв.
Я сидела у него в комнате, читая одолженную рукопись, изредка задавая уточняющие вопросы. Большая часть истории совпадала с тем, что я читала в Арде, но не все. Оставалось только радоваться, что можно узнать подробности из «первых рук».
- Сама не знаю. Точнее… Мне интересно, что стало с Мордором, когда все закончилось.
Маг покачал головой.
- Ты же знаешь, что после уничтожения Кольца он превратился в руины?
Я кивнула.
- Роковая гора извергла потоки лавы и пепла, которые покрыли большую часть равнины Горгорот. Земли южного Мордора, в отличие от плато, почти не пострадали. Поскольку даже во времена Темного Властелина они использовались в основном для земледелия, и темная магия их почти не касалась, король Элессар отдал их тем, кто итак работал на них долгие годы – бывшим рабам Саурона.
- Это я знаю. А почему остальные земли не приспособили ни под что, когда все закончилось?
- По многим причинам. Во-первых, Роковая гора. Ее жерло не спит и до сих пор изрыгает пламя. Жить там просто небезопасно. И не только поэтому. Земля в Мордоре искалечена и изуродована столетиями творившегося там зла. На ней лежит тяжкое проклятие, которое мы не в силах снять. Эти края и до Саурона видели немало тьмы.
- А вы не боитесь, что на проклятых землях, за которыми никто не следит изнутри, зародится зло, похуже Саурона? Или что там откроется портал в другие миры? А, с учетом места, вести он будет отнюдь не в эльфийские леса? Ведь, насколько я понимаю, уже несколько раз появление Саурона пропускали?
- Саурон развоплотился и не вернется.
- А кто-то другой? Новый?
- Мы следим за Мордором издалека. Я, Элронд, еще некоторые маги. Если что-то произойдет, на сей раз мы почувствуем.
Я покачала головой.
- Этого мало, поверь мне, Гендальф. Я знаю, у меня нет ни твоей мудрости, ни твоих знаний, но зато я бывала в иных мирах и немало видела. Такие вещи не всегда можно почувствовать заранее, даже с твоей магией. Не все можно увидеть и на расстоянии вытянутой руки, но все же, если Мордор - проклятые земли, то именно их границы будут охранять свои тайны.
Маг задумчиво посмотрел на меня.
- В твоих словах есть смысл. Мне, пожалуй, стоит наведаться туда как-нибудь самому.
- Позволь мне!
- Нет.
- Почему?
- Иратна, ты и сама это отлично знаешь. Это слишком опасно. По твоим же словам, мы не все знаем, что творится в Мордоре.
- Тем более! Я житель другого мира, со мной ничего не может произойти.
- Неужели?
Я потупилась. На самом деле, я вполне могла умереть в этом мире. Точнее, мой аватар. Но одновременно с ним, я потеряла бы и кусок души. Будь я обученным сильным магом, который мог бы полноценно переходить из мира в мир, я могла спокойно создавать аватаров и переживать их смерть. Но я этой возможностью не обладала. И, сотворяя себя в мирах, должна была накрепко связать себя с личиной, которая жила и действовала здесь. Соответственно, любое воздействие на меня здесь, отражалось в Арде, и наоборот. Просто слабее. Этим пользовался Армир, излечивая часть моих болезней воздействием на здешнее тело. Повреждения, полученные здесь, отчасти влияли на мое самочувствие в Арде. Тоже было верно и в обратную сторону - часть повреждений из Арды я приносила с собой в этот мир. А уж такое крупное событие, как смерть аватара, не могло не отразиться на реальное тело. Помимо того, что скорее всего я навсегда потеряла бы возможность перемещаться по мирам, это сказалось бы на реальном теле как смертельная рана. Несколько лет я бы, возможно, еще протянула, медленно угасая, но вряд ли больше.
Судя по тому, как на меня смотрел сейчас Гендальф, он знал об этой особенности моей сущности.
- Все равно, я менее уязвима, чем жители этого мира. Я могу сбежать в Арду или другой мир... да, не всегда, но могу. Мне доступна часть магии, которая недоступна вам... Или хотя бы возьми меня с собой! Как в Шир!
- Иратна, я понимаю все твои аргументы. Но все же это не увеселительная прогулка, и я не хочу подвергать тебя опасности такого рода. И с собой я тебя тоже взять не смогу. Потому что мне придется нести ответственность еще и за тебя.
Разговор с магом на этом можно было считать оконченным. Почему я после него не донесла свою идею до Армира - не знаю. Видимо, мне казалось, что уж он-то точно не одобрит такого риска. Хотя, наверное, если бы я настояла, начала уговаривать его, он бы согласился и даже отправился со мной. Но тогда мне и в голову не пришло проверять. Идея уже засела в моем сознании, а, значит, я все равно бы ее осуществила. А раз претворять в жизнь ее мне придется тайком, то лучше бы не привлекать к себе внимания лишними разговорами. Так, роковое решение было принято.
***
Основной проблемой на тот момент мне казалось добраться до Мордора. Идти туда пешком или ехать на лошади мне не представлялось возможным. Слишком долго. За это время меня обязательно хватятся, да и трястись в седле несколько недель как минимум... Про повторение пешей прогулки Фродо даже думать смешно. Договориться как-то с орлами? Это вряд ли было осуществимо. Особенно после того, как Гендальф решительно запретил мне даже думать о бывшей обители темного властелина. Оставался единственный вариант, доступный мне, как призраку из другого мира.
Чисто теоретически я могла уйти в Арду и вернуться в Средиземье, но уже не сюда, в привычный и любимый Ривенделл, а куда-то в район Мордора. Например, того же озера Нурнен, там как раз обжитые края. Или, может быть, даже Черных врат, хотя это будет посложнее… Для того, чтобы попасть туда мне нужно было очень много сил и хорошо представлять место, куда я собиралась. Безумная идея.
Следующие полторы недели я провела в библиотеке, тщательно стараясь не попадаться на глаза ни Гендальфу, ни Армиру. И очень надеялась, что ни тот, ни другой не могут чувствовать, в Средиземье я или нет.
Перечитала вообще все, что смогла найти по самому Мордору и окрестным землям. Пересмотрела все изображения, которые были. Жалела, что сама не умею рисовать – это существенно облегчило бы задачу. Когда в итоге мне по ночам начали сниться Мораннон, она же Черные врата, Итилиэн и Минас Тирит, причем так, словно я была там наяву, я решила, что можно попробовать.
В вечер, когда я уходила из своей комнаты, мне очень хотелось еще раз сходить к Армиру. Попрощаться перед отлучкой (я искренне надеялась, что все это не займет у меня больше нескольких дней, но как знать…), просто еще раз поговорить с лучшим другом. Но я ощущала, что если приду сегодня к нему, все же не удержусь и все расскажу о своих планах. А проверять реакцию эльфа желания у меня не было. Словно судьба или рок удержали меня в тот вечер, и я, запретив себе даже думать об уютном доме, собрала вещи и отправилась в Арду.

@темы: Средиземная повесть