01:16 

Средиземная повесть. Часть 3.

сов-падение
Котангу всегда на своем месте. Все места принадлежат котангу.
Следующее, что я помню – легкий аромат какого-то травяного сбора. И ощущение тепла и уюта. Я открыла глаза и увидела, что лежу на его кровати, накрытая шкурой. Ничего не понимая, я выползла из-под нее. Армир сидел за столом и все еще что-то писал.
- Прости, я…
- Ты прости, - он отложил перо и обернулся ко мне. - Я слишком увлекся, забыв о том, что у меня гость. Ты задремала. А я укрыл тебя. Больше ничего не было, - добавил он, смеясь.
- Я чувствую себя виноватой. Я лишила тебя кровати.
- Ничего, ты не так и долго спала. А я все равно не собирался ложиться. Хочешь пить?
Я кивнула, и эльф ушел на кухню. Через пару минут он вернулся, неся две кружки какого-то горячего ароматного напитка. В запахе я уловила ромашку.
- Скажи, - начала я, беря у него из рук кружку, - это место… Ты чувствуешь себя здесь дома?
Он задумался.
- Не знаю. Пожалуй, да. Здесь проходит большая часть моей жизни, здесь есть все, что нужно мне для работы, и здесь никто чужой меня не потревожит. А почему ты спрашиваешь?
- Просто, мне здесь нравится… и… наверное, это хорошо, чувствовать себя дома.
- Твой дом в Арде.
Я покачала головой.
- Нет. Арда скорее моя тюрьма.
- О чем ты?
- Я никогда не чувствовала себя там дома. В любом из миров мне намного уютнее, чем в мире, который считается мне родным.
- Считается?
- Не знаю, так ли это… Но есть другой мир. Для меня дорога в него закрыта. Совсем. Даже так, как я путешествую. Но я при этом хорошо помню его. Людей там.
- Ты думаешь, ты оттуда родом? – Армир, как всегда, сходу уловил суть.
- Да… По крайней мере, мне нравится так думать. Хочется думать, что я сама из мира, где очень много магии. Где люди живут веками, перемещаются по мирам физически, а не так, как я…
- Тогда почему ты оказалась в Арде?
- Не знаю. Может быть, что-то натворила, может быть сама устроила себе зачем-то перерождение… Не могу сказать.
Я грустно опустила голову. Воспоминания о доме, был он таковым на деле или нет, всегда заставляли меня чувствовать себя одинокой. Брошенной. Отрезанной от всего, что мне было дорого.
Эльф сел рядом. Взял за руку, и довольно долго мы ничего не говорили. Просто молчали, даже не глядя друг на друга. Но почему-то это было невероятно уютно.
Не знаю, сколько мы так просидели. Может быть с полчаса, может больше. Для меня это было в новинку, как хорошо может быть просто молчать с кем-то. Так хорошо, что я даже успокоилась, хотя обычно такие размышления надолго вгоняли меня в тоску.
- Спасибо, - сказала я, наконец, высвобождая ладонь. Он кивнул в ответ. Ничего не говоря. Просто кивок. Ни к чему не обязывающий.
Остаток ночи мы проговорили. Как всегда, обо всем на свете. Точнее, во всех мирах, которые мы знали. На двоих их получалось порядка двух десятков.
***
С той ночи я стала желанной гостьей в его доме. Когда мне хотелось поговорить или просто посидеть в компании эльфа, я приходила к нему. Не стучась, открывала дверь, заходила и садилась в кресло или шла на кухню готовить чай. Не помню ни разу, чтобы Армир выказал недовольство или не обрадовался моему приходу. Положительно сказывалось и то, что я никогда не отвлекала его от работы, могла часами сидеть молча, листая старые книги или просто задумчиво наблюдала за ним. Он только изредка говорил со мной о том, над чем работал, но признавался, что ему лучше думается, когда я рядом. Если когда я приходила, он спал (хотя такое и случалось крайне редко), я бесшумно ждала его пробуждения, готовила какую-то нехитрую еду (Армир вообще редко замечал, что он ест, особенно, когда был поглощен новой идеей) или сидела у небольшого пруда возле задней двери его дома.
Хотя в наших отношениях не было ничего, что можно было бы назвать предосудительным, мы как-то, не сговариваясь, никому не говорили об этих моих визитах. Мне сложно было самой себе объяснить, почему, но я чувствовала бы себя очень неловко, узнай кто-то еще о наших встречах. Большую часть времени я все еще проводила в замке Элронда, а к Армиру обычно приходила после своих отлучек в реальный мир, поэтому моих исчезновений на ночь никто не замечал, и у нашей тайны были все шансы оставаться нераскрытой.
Иногда мы гуляли вместе, нередко приходя в ту самую беседку, где когда-то познакомились. Не из сентиментальных побуждений, просто она была самой дальней от замка, соответственно, и дальней точкой наших прогулок. Оставшись там наедине, мы, отчаянно жестикулируя, спорили о связи разных миров, о том, почему в Арде так мало магии, и есть ли она вообще, о том, нужны ли в Средиземье технологии, и о многом другом.
После этого он неизменно провожал меня до замка и прощался вежливым кивком головы и парой слов. Все это выглядело так чинно и немного даже отстраненно, что вряд ли сторонний наблюдатель мог подумать, что я не раз спала в его кровати.
Но сколь бы идиллическим не выглядело наше общение, было кое-что еще, о чем я предпочитала не думать. Одновременно с восхищением, Армир внушал мне страх.
По началу, я никак не могла понять, чем именно. Вроде бы, он был моим другом, ни разу не обидевшим меня ни словом, ни делом. Он был очень умен, спокоен и общение с ним доставляло мне радость, но…
Потом мне стало ясно. Я не питала иллюзий относительно него. Несмотря на то, как он вел себя со мной, я ощущала, что вне этого крохотного мирка, который мы создали нашими невинными ночами, Армир совсем другой. Он был гениальным и, скорее всего, достаточно жестоким магом. Не то, чтобы я что-то такое видела, что натолкнуло бы меня на эти размышления, но не почувствовать силу, исходившую от него не могла. Я подозревала, что темный эльф намного превосходит Гендальфа по своим возможностям, но он ничем этого не проявлял, безмерно уважая мага, заменившего ему отца.
Он любил Средиземье, но так, как будто сознавал, что это его долг, а не по собственной воле. Он тщательно и усердно работал над заказами Элронда, но я видела, что ему это не доставляет радости. Другое дело, когда он брался за собственные эксперименты. Или за какие-то другие заказы. От кого они исходили, я не знала, но точно не от обитателей Ривенделла.
Об этой части работы он вообще почти никогда не говорил, а я предпочитала не спрашивать. Догадывалась, что вряд ли мне понравится то, что я узнаю, если он расскажет. Кроме того, тогда мне пришлось бы как-то реагировать, а так я могла сохранять нейтралитет. Нас обоих это устраивало.
Он был неизменно тактичен со мной, но я опять же чувствовала, что Армир не слишком обременен глубокими моральными принципами. Особенно, если они шли в разрез с его собственными желаниями. Так что оставалось надеяться, что мне не доведется проверить, что он выберет, если каким-то образом наши интересы столкнутся.
Но при всем этом меня как-то необъяснимо тянуло к нему, причем, чем дальше, тем сильнее. Пожалуй, это можно было бы и проигнорировать, объясняя все одиночеством в Арде, если бы не один случай, который сильно напугал меня.
Был день. Мы стояли в нашей беседке, обсуждая что-то незначительное, как вдруг у меня на мгновение потемнело в глазах, а когда прояснилось, я всерьез обеспокоилась состоянием своего рассудка.
Холмы Ривенделла пропали. Перед моим взором бушевало море. Беседки, естественно, тоже не было. Я стояла на палубе корабля, уходящего в плавание. Берег и гавань виднелись где-то вдали. Я испуганно подняла глаза на Армира. Он был рядом, более того, его рука обнимала меня за талию, прижимая к себе, но одет эльф был иначе, чем минуту назад. Порывистый ветер трепал его волосы, а он смотрел в сторону земли, словно прощаясь навсегда.
- Идите в каюту, - послышался сзади чей-то голос. – До Валинора путь неблизкий…
Не успела я осознать сказанное, как видение померкло. Я стояла, вся дрожа, вцепившись в оградку так, что пальцы ныли от боли.
- Ты в порядке? – Армир наклонился ко мне, заглядывая в лицо. Он выглядел обеспокоенным. Я внимательно вгляделась в его глаза. Ничто не говорило о том, что он хотя бы догадывается о том, что я только что испытала. И все же, мне было страшно.
- Все… нормально… - я отстранилась, не зная, чего ожидать от него и от себя самой.
- Ты уверена?
- Да. Я хочу обратно в замок. Голова разболелась.
Армир принял это вранье, хотя я ни на секунду не сомневалась, что он мне не поверил.
Назад мы шли молча. Я до сих пор была под впечатлением от увиденного, а эльф, видя мое состояние, предпочел меня не трогать. Все же, он настоял проводить меня до комнаты, но у дверей мы коротко распрощались, и я поспешила запереться у себя.
То, что я видела… Что это было? Мираж? Пророчество? Я не была провидицей, но иногда, очень редко, на меня словно снисходило озарение. Я могла посмотреть на человека и понять, что больше никогда его не увижу. Или почуять опасность тогда, когда о ней еще нельзя было узнать. Но это…
Валинор… Легендарное место за морем, куда рано или поздно уплывают все эльфы… Куда, видимо, когда-нибудь придется уплыть и Армиру… В этой части видения ничего странного не было. Но я… Что могла делать на этом корабле я? Уплыть в область, подобную Валинору, я могла бы только если бы попала в Средиземье физически, полностью. Это не просто обычная часть мира, как Ривенделл или Шир. Там все иначе. Другая энергетика, другая защита. Такое место не пропустит фантома, призрака, коим я по сути являюсь для всех миров, кроме Арды.
Но даже в таком случае… Что могло побудить меня отправиться с ним? Грозившая опасность? Кому из нас? В качестве кого я бы поехала с ним? Верного друга? Мое сознание желало уцепиться за это объяснение, но ему мешала одна деталь. То, как эльф обнимал меня на той палубе. Дружеским это объятие назвать было нельзя. Но поверить в то, что в далеком будущем я найду настоящую дорогу в миры и, вместо того, чтобы наслаждаться свободой, я, отказавшись от своего мира, от всех остальных мест, стану его… женой? Уплыву с ним за море?... Бред. Или это просто мое воображение играет со мной злые шутки?
Сложно представить, как видение длиной в несколько секунд может поразить и озадачить на много времени вперед. За окнами давно стемнело, а я все сидела и пыталась осознать смысл явившегося мне. Додуматься до чего бы то ни было мне так и не удалось, но Армира я после этого избегала еще пару недель.
***
Какими бы сильными ни были потрясения, со временем они блекнут, выветриваются, теряют свою значимость, уступая место более значимым вещам. Так было и в этот раз. Через две недели я, пусть и с некоторой опаской, стояла у его двери. Армир не стал ни о чем спрашивать, но я видела, что он рад моему появлению. Сейчас я была готова поверить, что он и правда никак не был связан с моим странным видением, и что оно вообще не было ничем, кроме моего собственного разыгравшегося воображения. Инцидент можно было считать исчерпанным.
Все пошло своим чередом. Мы снова часами беседовали, запивая умные мысли травяными отварами. Возобновились и наши прогулки, но я старалась избегать той беседки. На всякий случай. Какое-то напряжение между нами все еще ощущалось, но я была уверена, что это просто мой остаточный страх.
В этот период Гендальф внезапно предложил мне сопровождать его в поездке в Шир, на что я, естественно, с радостью согласилась. Нашей целью были двое хоббитов-подростков, дальние родственники Бильбо. Маг считал необходимым доставить их сюда и вырастить среди эльфов. Зачем и почему, я не знала, спрашивать как-то постеснялась, а он не спешил рассказывать подробности.
Для меня, ни разу не выезжавшей дальше окрестностей Ривенделла, это путешествие показалось чудом. Я получила возможность осмотреть хоть и не очень большую, но, все же, значимую часть страны. Мы передвигались верхом, без лишней поклажи, поэтому путешествие до Шира заняло меньше времени, чем я ожидала. Дорога была красивой и приятной, хоть и немного утомительной, а сама Хоббитания оказалась очень уютным и чистым местом. Я даже спрашивала себя, не скучает ли Бильбо по дому. И не стоит ли уговорить его проделать этот путь еще раз?
В Хоббитании мы провели три дня, поэтому я получила возможность прогуляться по окрестностям. Даже подошла посмотреть достопамятную Торбу-на-Круче, из которой уезжали в свои странствия и Бильбо, и Фродо. Стоя там, у подножия холма, я думала о том, что нет, не стоит ни одному из них возвращаться сюда. Чем раньше они забудут все то, плохое, что было связано с этими местами, и все то хорошее, чего лишились, тем лучше.
У меня давно зрела мысль, что если я когда-нибудь дождусь прибытия Фродо обратно в Средиземье, то мне стоит попробовать излечить его от этой тоски по кольцу, которая, скорее всего, до сих пор его гнетет. Я, вообще, была неплохим целителем. Я не разбиралась в отварах и травах, но прикосновение моих рук, при определенных уровнях концентрации и затраты сил, могло снимать боль и даже заживлять раны. Поэтому я очень надеялась, что моих талантов и способностей могло бы хватить.
Сделать то, на что не способны даже эльфы? Бред, но почему бы не попробовать? Я отличаюсь от них тем, что несу в себе магию совсем другую, из другого, давно чуждого для них мира. Тот же Армир не раз это отмечал.
Обратно ехать так быстро мы уже не могли, нас несколько тормозили трое пони, которые везли наших пассажиров и их поклажу. Но это с лихвой искупалось тем, что Лилиана и Беринден Тук оказались славными молодыми хоббитами, с радостью согласившимися провести ближайшие лет 15 в Ривенделле в окружении эльфов и своего дальнего родственника Бильбо. Все-таки, они были истинными Туками, и в них, в отличие от чистокровных Бэггинсов, жила тяга к приключениям. Немалую роль в их согласии сыграло и мое присутствие. Только когда Гендальф, представляя нас, сразу оговорился, что я из другого мира, той самой Арды, о которой еще помнили, но уже больше как о легенде, я поняла, зачем он позвал меня с собой.
Но, как результат этого, обратная поездка была вполне веселой. Ребята, не сводя с меня восхищенных глаз, расспрашивали об Арде, о том, что такое технологии, компьютеры, телевидение и прочие интересные вещи. По ходу, я для них была чудом, почище Гендальфа, потому что маг, явление хоть и редкое, но, все же, более-менее привычное для этого мира, а вот житель Арды первый и, пока что, как минимум, единственный.
Так что с юными хоббитами мы подружились. Гендальф, глядя на нас со стороны, посмеивался, и я его понимала. С одной стороны, я была неплохим магом, обошедшим немало миров, поучаствовавшим в серьезных передрягах, имевшим опыт, в том числе, и в боевой магии, с другой мне было всего 18. И во многом, не так я далеко и ушла от Лилианы и Бериндена. По крайней мере, то, как легко мы находили общий язык, это подтверждало.
Вернулись мы ближе к концу лета. Оставив ребят устраиваться и знакомиться с жилищем, которое станет им домом на долгое время, я пошла к Армиру. Несмотря на интересную и насыщенную разговорами поездку, я не забывала про него и успела соскучиться.
В первый момент, когда я увидела его, мне почудилось, что он изменился. Но в чем, я так и не успела понять. Секунду спустя на меня смотрел все тот же старый знакомый. И я решила, что мне просто померещилось.
***
Лето подходило к концу. В Ривенделле это ощущалось только иногда, и то лишь потому, что по вечерам в воздухе теперь пахло осенью. Прошло недели две с моего приезда из Шира, и почти все время, свободное от Арды, я старалась проводить в Средиземье. Здесь я и правда чувствовала себя намного больше «в своей тарелке».
В тот вечер я гуляла одна. Настроение располагало к одиночеству – мне надо было подумать. Мы не так давно расстались с Армиром, и мне хотелось обдумать то, что мы обсуждали. Так что, сказав, что хочу пройтись одна, я вышла из его дверей и отправилась бродить в окрестностях.
Не знаю, сколько прошло времени. Я и сама не заметила, как забрела достаточно глубоко в лес, который за его домом становился достаточно глухим. Не то, чтобы мне было чего бояться в Ривенделле, но уже стемнело, а на душе стало как-то тревожно. Я развернулась и поспешила туда, откуда пришла, к счастью, я всегда очень хорошо чувствовала направление.
Шла я быстро, ничего не происходило, но беспокойство нарастало, хотя я все еще не могла понять его причины. Сознание почему-то паниковало, не слушая уговоры, что бояться нечего.
Секунду спустя я поняла, что не зря. Голова вдруг стала тяжелой, и стволы деревьев вокруг меня словно смазались на несколько секунд. Я встряхнулась. Все вернулось на место, но я увидела, как по корням заструился белый туман. Слишком внезапно. Слишком неестественно. И я рванулась вперед.
Точнее, попробовала рвануться. Потому что меня словно одолела внезапная слабость. Я не могла бежать. Не могла закричать, чтобы позвать на помощь. Странная сила сковывала, лишая воли. Все на что меня хватило – медленно, шаг за шагом пойти вперед, надеясь, что я выберусь из леса раньше, чем лишусь сил окончательно.
Каждое движение давалось сложнее предыдущего. Голова кружилась. Опустив глаза, я увидела вдруг, что вместо привычных для путешествий брюк и рубашки, на мне надето яркое желтое платье. Легкое, из тончайшей ткани… Красивое и одновременно нелепое в этом заколдованном лесу. Судя по рассыпавшимся по плечам лентам того же цвета, ими были подвязаны волосы. Невероятность ситуации немного отрезвила меня, давая силы на еще несколько шагов. Но, похоже, это было моим пределом. Мои ноги изменили мне, подкосившись, и, больно ударившись коленями при падении, я очутилась на земле.
И в этот момент увидела Армира. Секундная радость – спасена, сменилась ужасом. Он не шел меня спасать. В его глазах я видела… Радость? Задумчивость? Жесткость? Сложно сказать, что именно. Но сейчас он пугал меня больше, чем когда бы то ни было. Я хотела заговорить с ним, но не смогла. Чары окончательно опутали меня. Мне оставалось только безвольно наблюдать за тем, что происходило.
Эльф подошел ближе, опустился передо мной на колени, наклонился прямо к моему лицу. Я ждала, что он скажет что-то, но он молчал, глядя мне в глаза. Потом ладонь Армира легла мне на плечо, и он чуть потянул меня к себе, другой рукой держа за подбородок. Его губы замерли в сантиметре от моих…
«Зачем ты это делаешь?...» - подумала я.
И меня накрыла темнота. Последнее, что я видела – испуг в его глазах.

URL
   

Падение сов

главная