сов-падение
Котангу всегда на своем месте. Все места принадлежат котангу.
- … Более того, ввиду прошлых событий мы не можем оставлять без внимания нынешние угрозы…
- Мы поняли вас, почтенный! – Элронд аккуратно прервал его речь, давая понять, что аудиенция окончена. – Все необходимые меры будут приняты.
- Благодарю вас! – человек поклонился и занял свое место.
- Если все вопросы на сегодня решены, я предлагаю считать Совет закрытым…
- Я думаю, - подал голос сидящий по левую руку от него маг, - нам стоит выслушать ту юную девушку, которая прячется за колоннами.
И тут я поняла, что пропала. Мало того, что невесть как очутилась в Средиземье, в которое и не чаяла попасть, мало того, что, благодаря дурному чувству юмора Мироздания, я оказалась сразу на Совете в Ривенделле, куда и мышь-то не проскользнет, наверное, через эльфийскую-то охрану… Так теперь меня еще и наверняка казнят, как шпиона… Или что у эльфов делают в таких случаях?
***
Я удивленно обернулся, как, пожалуй, и все присутствовавшие в зале. Наверное, кроме Гендальфа, ее, и правда, никто не заметил. Совсем молоденькая, лет 17 или 18, с короткими светлыми волосами, явно смущенная и перепуганная, чего больше - не поймешь. И… Какая-то странная. Не шпион, оно понятно с первого взгляда. Но, как будто, нездешняя, хоть и одета, вроде бы, как и многие люди.
Помешкав, девушка прошла к центру зала, неловко поклонилась. Было видно, что кланяется она чуть ли не в первый раз в жизни, так неуверенно у нее это получилось. Как же она пробралась в зал Совета? Может, маг? Но тогда почему так легко обнаружила себя?
- Кто ты? – обратился к ней Элронд.
И тут я понял, что даже самые смелые мои идеи не идут ни в какое сравнение с реальностью.
***
А я стояла в центре зала, в который мечтала попасть с 10 лет, и не знала, что говорить. Солгать? Но что? Да и не поверят. Сказать правду? Тем более не поверят.
- Не бойся, отвечай, - проговорил маг и посмотрел мне в глаза. И тут я окончательно потеряла дар речи. Потому что это был не маг. Точнее, не просто маг. Это был Гендальф.
Тот, кем я восхищалась все с тех же 10 лет. Тот, кого я боготворила, и за реальную встречу с которым была готова отдать все.
Я еще раз спешно поклонилась, представляя, как комично, должно быть, выгляжу.
- Простите… мое вторжение, - пролепетала я, надеясь, что моя речь, как минимум, внятна, - я не хотела. Это получилось случайно. Я… я не ожидала… оказаться… здесь…
На этом мои ораторские способности отказали мне окончательно.
«Прекрасно, - выругала я себя мысленно, - сейчас тебя аккуратненько выведут из зала, и Гендальф, Элронд и все остальное так и останется для тебя дивным видением».
Страх такого исхода придал мне смелости, и я заговорила снова.
- Мое имя Иратна, и я с Земли…
Моя речь была прервана восклицаниями из зала. Судя по всему, гости из моего мира были тут крайне редки. Если, вообще были…
Гендальф поднял руку, знаком прося тишины.
- Продолжай.
- Я несколько лет уже путешествую по мирам. – начало положено, вроде я уже даже не заикаюсь, - Не физически, к сожалению. Мое истинное тело остается на Земле, но мысленно я могу создавать себе еще одно и посещать в нем разные миры.
Я все еще чувствовала себя очень глупо. Расписывать подробности своих путешествий перед толпой абсолютно чужих людей… Да еще и попав в такую странную ситуацию…
Но маг, казалось, верил мне. Так что я продолжала.
- Последнее время мне стало казаться, что мои путешествия высасывают из меня жизнь. Как будто… я старею в душе… Я… хотела найти защиту от этого… И… попросила мироздание помочь мне добраться туда, где мне помогут… А… в следующее мгновение очутилась тут…
Рассказывать мне больше было нечего. Я замолчала и подняла глаза на Гендальфа.
- Ее привели к нам Айнуры, - проговорил Элронд задумчиво, после обернулся ко мне. – Гости из твоего мира не приходили к нам уже лет 60. Со времен войны Кольца.
Я ошарашено покрутила головой. Сколько лет?... Как… разве…? Но задавать вопросы мне не дали.
Маг поднялся.
- Я могу помочь тебе в твоей проблеме, - обернулся к Элронду, - если ты не против, конечно, - и, видя его короткий кивок, поманил меня за собой, - пойдем.
А что мне, собственно, оставалось?...
***
После их ухода, Элронд, знаком показав, что Совет окончен, покинул зал. Было видно, что ему не хочется отвечать на вопросы остальных, особенно с учетом того, что ответов он, по всей видимости, и не знал. Я огляделся. Остальные были ошарашены не менее меня. Неужели Арда когда-либо снова станет единой? Все же, маловероятно. Девушка же сама призналась, даже она путешествует только мысленно. И даже при этом она первая и, скорее всего, единственная, кто пришел к нам оттуда.
Я краем уха вслушивался в гомон людей в зале. Ничего интересного я, пожалуй, не услышу, а задерживаться просто так не хотелось. Мне надо было подумать.
***
Я шла за магом, только и успевая крутить головой. Замок Элронда, как я и думала, поражал своей красотой. Арки, коридоры, залы… Все было таким светлым и легким. Наконец, немало попетляв по лестницам и коридорам, мы пришли. Маг отворил дверь и пригласил меня войти.
Я оказалась в просторной светлой комнате, которая, по-видимому, служила ему и кабинетом и спальней одновременно. По крайней мере, в одном ее конце, зашторенном темно-зелеными портьерами, угадывалась кровать.
- Садись, - он кивнул мне на такой же темно-зеленый диванчик и пристально оглядел меня с ног до головы. Взгляд его остановился на моем кулоне, захваченном с Земли. Отполированный кусок флюорита, ничего особенного, но Гендальф попросил рассмотреть его поближе и долго вглядывался в переливчатые грани внутри камня.
- Подойдет, - сказал он, наконец. – Я заряжу этот камень светом, который сохранит твою душу от иссушения. Пока будешь носить его, можешь не бояться своих странствий.
- Гендальф… - голос мой прозвучал хрипло, - можно… вопрос…
Маг кивнул.
- 60 лет? С войны Кольца, я не ослышалась? Как…
- Понимаю твое удивление, - он обернулся ко мне, - в твоем мире о Средиземье еще помнят, благодаря одному человеку, описавшему войну. Но для вас это все далекое-далекое прошлое. Достаточно далекое, чтобы считать красивой сказкой. В вашем мире с войны прошло порядка 6000 лет. В сто раз больше, чем у нас, - он улыбнулся, видя мое ошарашенное лицо. – Дело в том, что после падения Саурона, отбытия части эльфов за море и прочих событий стало ясно, что пришло время людей. Время, в которое магия очень быстро иссякнет. И тогда в мире не останется места ни эльфам, ни магам, никому из нас. И богами было решено разделить Арду и Средиземье на два различных мира. Две параллельные сущности, которые никогда не должны пересечься. Пути между ними были закрыты, а Арда, или, как ты ее называешь, Земля, сделала огромный скачок вперед. Ее колесо времени неистово вращалось, унося ее как можно дальше от нас. Лишь совсем недавно оно замедлилось, входя в равновесие. Когда о нас вспомнили в вашем мире. И поверили. Пусть не все, пусть совсем немногие. Но это замедлило ход вашего времени и сделало возможным твое перемещение. Так было предначертано.
- То есть… Мое появление тоже?... Ты знал о нем?...
- Догадывался.
- Ты бывал в моем мире?
Маг покачал головой.
- Он закрыт для меня, так же, как и для всех нас. К сожалению.
Он снова повернулся ко мне и положил ладонь мне на лоб. Нахмурился.
- На тебе проклятие, знаешь об этом?
Я помотала головой. Какое еще проклятие?!
- Сильное, хоть и не особо заметное. Видимо, ты получила его где-то в мирах и не обратила внимания. Оно понемногу высасывает твои силы и жизнь.
Видимо, я заметно побелела.
- Его можно… убрать?...
- К сожалению, я не могу этого сделать. Могу остановить его, но оно останется с тобой и может снова начать действовать. Жизнь отравлять в любом случае будет, хоть и не сильно. С другой стороны, если ты его и не чувствовала раньше, то вряд ли ощутишь теперь.
Я могла только кивнуть. Он поднес ладони к моей голове.
- Сейчас ты уснешь, а когда проснешься, все будет готово…
И больше я ничего не слышала.
***
Был четвертый день моего пребывания в Средиземье. Гендальф, как и обещал, поколдовал надо мной, остановив действие проклятия, а заодно выполнил свое намерение относительно моего кулона. Теперь сине-зеленый флюорит нес в себе свет этого мира. Не знаю, казалось мне это или нет, но после этих двух процедур чувствовала я себя намного лучше. Словно все последнее время тащила на себе тяжеленный камень, но не замечала этого, а теперь его с меня сняли.
Я ожидала, что меня попросят покинуть Ривенделл на следующий же день, однако этого не случилось. Напротив, Гендальф и Элронд (подозреваю, что после разговора с магом) были только за мое пребывание здесь. Более того, я получила официальное приглашение приезжать в замок, когда захочу, и мне даже была выделена отдельная комната.
Когда я спросила мага о причинах такой гостеприимности, он ответил, что мое пребывание должно пойти на благо обоим мирам.
- Ты на данный момент единственный человек в Арде, кто точно знает, что Средиземье существует.
- Но… Разве вы не хотели укрыться от нашего мира навсегда, чтобы не потерять магию?
- Это была вынужденная мера. И многие уверены до сих пор, что единственно возможная.
- А ты? – я пристально посмотрела на мага. Для меня он все же оставался главным авторитетом в этом мире, да что там – во всех мирах вместе взятых.
Он помолчал.
- Я никогда не хотел раздела наших миров. И когда он случился, поклялся, что сделаю все, чтобы Арда снова соединилась со Средиземьем. Сколько бы ни пришлось ждать.
- Ты думаешь, это может произойти скоро?
- Сомневаюсь. Скорее всего, пройдут столетия, прежде чем их единство станет возможным. Но первый шаг сделан, начало положено.
- Я же даже не по-настоящему тут… - возразила я.
- Это не так важно. Ведь твое сознание едино, независимо от того, в каком из тел ты находишься. Возвращаясь домой, ты помнишь о том, где ты была. Знаешь, что все это существует.
- Арда не мой дом… - проговорила я горько.
Гендальф посмотрел на меня, но ничего не сказал.
***
Погода сегодня выдалась дождливой. Даже слишком. Легкая морось с утра к обеду сменилась проливным дождем. Редкие эльфы спешили доделать свои дела снаружи и укрыться в своих домах или в замке. Но мне не хотелось под крышу. Хотелось гулять. Тем более что я очень любила дождь.
Почти все свое время я посвящала беседам с магом или прогулкам. Я ездила верхом по округе, смотрела и не могла насмотреться. Мир, о котором я столько читала, которым грезила столько лет. Теперь он со мной. Пусть и не полноценно, пусть только в мыслях. Но Гендальф прав – теперь я знаю, что он существует.
Жаль, также нельзя с тем, другим миром…
За этими размышлениями я, окончательно промокнув, зашла в небольшую беседку. Здесь было сухо и даже не так сыро, как снаружи, а еще открывался прекрасный вид на холмы. Я присела на скамейку, вытирая ладонями лицо, и стала всматриваться в стену дождя, за которой угадывалась зелень полей.
- Тоже любите дождь? – вдруг прозвучало за моей спиной.
Я обернулась. Рядом стоял эльф. Вроде бы самый обычный, но что-то в нем показалось мне странным. И каким-то… настораживающим.
- Да… Разве можно его не любить? – улыбнулась я ему, но ответной улыбки не получила. Мне показалось, что он изучает меня взглядом.
- Армир, - представился он, наконец, присаживаясь рядом. – А вы – Иратна, я помню.
Я кивнула и пригляделась к нему. Из-за того, что я была не обычным жителем мира, порой я могла видеть больше, чем остальные. И чем стоило бы, по-хорошему. Вот и в нем… Внешне он ничем не отличался от остальных виденных мной эльфов – немного выше меня, светлые волосы до плеч, стянутые в хвост (похоже, эта мода тут прочно прижилась), серо-голубые глаза, совсем чуть-чуть заостренные уши. Но стоило отвести глаза, как мне начинало мерещиться, что он темноволос и смугл. Я никак не могла понять, в чем тут дело.
Мы немного посидели молча. Армир просто смотрел на дождь, пока я изучала его, и, казалось, его такое пристальное внимание не смущало. Потом повернулся ко мне и впервые улыбнулся.
- Мало кто любит дождь, - сказал он, словно отвечая на мою последнюю фразу. – Почему-то, что эльфы, что остальные расы очень боятся вымокнуть. Хотите прогуляться?
***
Когда я вернулся к себе, мне казалось, что прошло не несколько часов, а несколько лет. Пищи для размышлений у меня было больше, чем когда бы то ни было раньше. Впервые за столько лет я нашел собеседника, с которым мог разговаривать легко и не задумываясь. Того, кто не смотрел на меня с подсознательной опаской. Иратна не была скована предрассудками нашего мира. Скорее всего, она даже не понимала моего отличия от остальных, а если и понимала, оно ее не пугало. Кроме того, она отвечала на все мои вопросы, рассказывала об Арде, которую я считал чуть ли не легендарной выдумкой. И было страшно представить, как далеко этот мир ушел от нашего. Мир, в котором совсем нет колдовства, а есть только какие-то странные приспособления, делающие то, на что у нас способна магия.
А еще она рассказывала о том, как ей давно хотелось сбежать из ее мира. И как она добилась этого, пусть и таким странным способом. И как счастлива была оказаться в Средиземье.
Я попытался взяться за работу, но не мог сосредоточиться. Мне все виделись огромные дома и огромное количество знаний, которые можно легко уместить на ладони в волшебной книжке.
***
- Гендальф… Можно спросить тебя кое о ком?
- Да, конечно, проходи. Кто тебя интересует?
Вечером следующего дня я пришла к магу. Вчерашний разговор с эльфом не давал мне покоя. Мне было интересно с ним, и хотелось продолжить наше знакомство. Пожалуй, эту нашу прогулку можно было бы назвать романтической, если бы не темы, которые мы обсуждали. Я рассказывала ему, как устроен наш мир, что такое машины и компьютеры, а он отвечал на мои расспросы о Средиземье. И, несмотря на его явный интерес, он был единственным здесь, кроме разве что Гендальфа, кто видел во мне не только пришельца из другого мира, а еще и просто человека. Он не сторонился меня, не смотрел, как на неведомую зверушку, в его речи не сквозило нетерпение, когда я перескакивала на темы, отличные от рассказов о моем мире. Я чувствовала, что мы вполне могли бы подружиться, да и вообще ощущала странный и необъяснимый интерес к своему новому знакомому. Но что-то в нем продолжало меня настораживать. И, наконец, я решилась.
- Армир. Знаешь его?
Гендальф оторвался от своей работы и внимательно посмотрел на меня.
- А что бы ты хотела узнать о нем?
Я поняла, что просто так мне ничего не расскажут. Пришлось быть искренней.
- Я… Мы познакомились с ним вчера…
Гендальф выжидающе смотрел.
- Он… не знаю… странный. Я не понимаю, но что-то насчет него не так.
- Что ты имеешь ввиду?
Я вздохнула и подробно выложила магу все, о чем думала. Когда я закончила, он вздохнул.
- Армир мне почти как сын.
Я порадовалась, что сижу.
- Сын?
- Ты правильно почувствовала, что, несмотря на кажущуюся похожесть на остальных, он совсем другой.
Порядка 40 лет назад на юге Средиземья войска Ривенделла нашли большое поселение темных эльфов. Тех самых, что помогали Саурону во время войны.
- Эльфы? Разве таковые были?
- Да. Их было совсем мало, но именно они сыграли немалую роль в том, что война вообще началась. Незадолго до падения темного властелина, они скрылись. Мы искали их очень долго, понимая, как много бед они могут натворить. И, наконец, нашли.
- Что с ними стало?
- Их всех убили. Мы знали с самого начала, что битва не будет легкой, но не могли предугадать только одного – того, что в одной из хижин будет младенец. По-хорошему, его тоже следовало предать смерти, но я не захотел этого. Не мог не пощадить жизнь, которая только начиналась и не несла в себе зла. Я назвал его Армир и забрал в Ривенделл. Он вырос здесь, среди светлых эльфов.
- Он так и не стал своим среди них, не так ли? – я не сомневалась, что это так и есть. Я видела Армира, видела его взгляд.
- Да, к сожалению, да. Он всегда чувствовал себя изгоем среди остальных эльфов. Они все еще подсознательно видят в нем ребенка врага, хоть и никогда не признаются в этом. Открытой вражды у них никогда не было и, надеюсь, не будет, но и любви от них мальчик не видел.
Достаточно рано стало ясно, что Армир очень талантлив. Из него вырос прекрасный маг и травник. Когда ему исполнилось 20, он попросил разрешения у Элронда выстроить для себя отдельный дом на отшибе, почти в лесу, и они заключили договор. Армир обязался работать на Ривенделл и исполнять любые заказы Элронда на зелья и прочую магию, а в обмен на это попросил возможности трудиться над своими идеями, не отчитываясь не перед кем, лишь бы его дело не вредило Средиземью. И вот уже почти 20 лет он живет там, ограничив свое общение с остальными, создавая удивительные зелья. Его часто можно увидеть в замке, но он не очень любит тут бывать.
- Но вы же с ним сохранили близкие отношения?
- Мы часто видимся, разговариваем. Первое время он много рассказывал о своей работе, но сейчас предпочитает расспрашивать меня. Оно и понятно, он считает, что многого мне лучше не знать.
- Думаешь, он нарушает свое обещание, данное Элронду?
- Нет, в этом я уверен. Не могу сказать, что Армир абсолютно честен и благороден, но и для него есть святое.
Я помолчала.
- Получается, он совсем еще молод по меркам эльфов?
- Да, - маг кивнул и, видя, что вопросов у меня не осталось, вернулся к работе.
А я все думала и думала. Мне было жаль его, выросшего в таких неприглядных условиях, но я силилась прогнать это чувство, понимая, что жалость – последнее, что он хочет увидеть в человеке, которого мог бы счесть другом. Как минимум, моя жалость опоздала лет на 30. Тогда она, быть может, еще бы и пригодилась. Но не сейчас.
За этими размышлениями я заснула.

@темы: Средиземная повесть