01:12 

Сказка о Драконе Фр-фр. Начало.

сов-падение
Котангу всегда на своем месте. Все места принадлежат котангу.
Дракон потянулся, дожевывая овечью ножку и закусывая ее золотой монеткой. На десерт. День начинался хорошо.
Фердинанд Фауст Фридрих, а именно такое имя было записано на его родовой пластине, зевнул, с сожалением поглядел на еще одну монетку, но все же не поддался искушению (надо себя блюсти!) и отложил ее обратно в сундучок. Маленький такой, всего в человеческий рост.
Пора было слетать размяться. Заодно оглядеть окрестности. Может быть, сегодня ему повезет. Может быть сегодня...
Сказать по правде, Фр-фр, как он ласково сам себя называл, несмотря на свои внушительные размеры и роскошную золотистую чешую (еще бы, золотые притирания раз в неделю и изумрудные лампы каждое второе воскресенье месяца), был вполне обыкновенным драконом. Не то, чтобы совсем уж ничем не выдающимся, но и особо важными достижениями его 100 лет жизни отмечены не были. Да и откуда, в таком юном-то возрасте, им взяться.
Жизнь он вел вполне размеренную и спокойную. То овцу в соседнем королевстве умыкнет, то древнюю сокровищницу разграбит (почти набег на кондитерскую, но надо же позволять себе иногда небольшие радости), то орлиное гнездо разорит. В общем, не жизнь, а сказка. Ну, если не сказка, то по крайней мере, на частушку потянет.
И все было бы хорошо, да вот только одно огорчало дракона. Дело в том, что у Фр-фр была мечта. Собственно, как и любой нормальный дракон, он мечтал о принцессе. Причем, не о какой-нибудь там захудалой принцессе из бедного государства, у которой платья в заплатках да фрейлины в обносках, а о самой лучшей, достойной его, Фр-фр, высокого общества.
Долгими ночами, полируя перед высоким, в его рост, зеркалом длинные острые когти янтарной пилочкой, дракон вздыхал, предаваясь мечтам о прекрасной юной деве (обязательно увенчанной золотой диадемой с парой десятков бриллиантов) с белой кожей и золотыми волосами, появляющейся на пороге его скромной пещеры, в сверкающих доспехах и с длинным мечом в изящной ладони...
Остальное дракон в основном знал понаслышке, от старших приятелей. И страстно желал быть похищенным принцессой.
Во-первых, это было престижно. Во-вторых, очень романтично. В-третьих, престижно. В-четвертых, выгодно. В-пятых... Ну, вы поняли.
Почти у каждого дракона в жизни наступал момент, когда он готов был к потере девстве... свободы. Тогда из одного из разнообразных королевств, разбросанных вокруг гор, приходила к драконовой пещере прекрасная принцесса, облаченная в доспехи и, махнув пару раз мечом и сломив не особо активное сопротивление (в принципе, сопротивлялись только для виду и из вежливости, ибо традиция требовала), застегивала на шее дракона железный ошейник (обязательно с драгоценными камнями, не меньше десятка, а иначе что ж это за похищение? Смех один!) и уводила за собой во дворец.
После чего пленника ждало комфортное заточение. Дракону отводили самую высокую и просторную башню, с постелью из золотых слитков и шелковым балдахином с серебристым шитьем, смотровой площадкой на верхушке башни, с которой тот мог обозревать окрестности в ожидании своего избавителя, личной сокровищницей, и десятком слуг-гномов (для повышения самооценки), которые денно и нощно выполняли все капризы "заключенного", начищали его чешуйки до зеркального блеска, полировали когти, покрывая их розоватым и белым золотом для красоты, смазывали благоухающими маслами кожистые перепонки крыльев, кормили супом из сусального золота и жарким из нежнейших лебединых грудок (лебедей заготавливали в промышленных масштабах)... В общем, неудивительно, что желающих совершить побег как-то не находилось.
Все это благоденствие продолжалось до тех пор, пока не находился желающий спасти несчастного вероломно заточенного ящера, вынужденного терпеть лишения и муки в плену у жестокой принцессы (формулировка не пересматривалась уже несколько тысячелетий, и никто собственно уже и не помнил, что там имелось ввиду изначально). В таком случае во дворец приезжали другая принцесса (из соседнего государства или издалека) или же доблестный рыцарь (оттуда же), вызывали похитительницу на поединок не на жизнь, а на смерть, как говорилось в официальных формулировках, и до первой крови или первого обморока (что чаще случалось с рыцарями) на самом деле. Если выигрывал приезжий, он освобождал дракона из рабства и поступал с ним по своему усмотрению. Принцесса могла увести к себе в замок или дворец, обеспечив условия, не хуже, чем на предыдущем месте (в противном случае дракон имел законное право отказаться и улететь обратно в свою пещеру), после чего предложить руку, сердце и пожизненное содержание или же место друга семьи (интим по желанию). Могла и отпустить на волю, но такое случалось редко, это в основном была прерогатива рыцарей.

@темы: Дракон Фр-фр

URL
   

Падение сов

главная